суббота, 12 апреля 2014 г.

ПУТЬ КАЖДОГО АЛКОГОЛИКА

Здесь хочу описать тот самый путь, который проходит абсолютно любой алкоголик со сравнительно большим сроком болезни. Этот путь может занимать много лет. Этот путь подводит зависимого к главному в его алкоголизированной жизни вопросу: хочет ли он продолжить в том же духе или все же он решает жить трезво. Ответ на этот вопрос, который алкоголик дает самому себе, подводит итоговую черту в его жизни -- или он остается в социуме, бросая пить, или он, продолжая пить, в скором времени проходит точку невозврата к нормальной жизни и пропадает из жизни планеты навсегда, осев где-нибудь в подвале, в колодце... Конец этого пути, про который я говорю, это то самое "дно", упоминаемое раньше. Что же представляет из себя эта дорога? Я прошел ее под фанфары, звенящие у меня в голове, почти всю. Вернее, всю, но последние два этапа у меня уложились буквально в несколько дней...
Первый этап наверно самый длительный. Его можно назвать "отрицание". смысл его в том, что сам алкоголик считает, что проблемы как таковой нет. Первые годы, когда я втягивался в пьянку, я как бы осознавал, что творится что-то не то, но сам себе говорил, что ничего страшного еще нет. Для каждой выпивки я бережно находил оправдание. В этом плане интеллект алкоголика неистощим на выдумку, экспромт и искрометность -- отмазка есть всегда. Голова сама генерирует поводы вне зависимости есть они или нет. В чем-то это похоже на детсадовские рассуждения, но они полностью устраивают больного, их притянутость за уши не смущает его.  Этот период может длиться долго -- 10 лет и более.
Второй этап -- "гнев". В этот период я все же осознал, что проблема есть, и проблема не маленькая. Я понял, что попал в капкан и меня это возмутило! Конечно, я внутри себя винил именно себя, но внешне я пытался списать это свое положение зависимого на что-то внешнее, что якобы привело меня в это плачевное положение. Я готов был обвинить кого угодно в своей беде. И как-то незаметно я из этого периода перешел в следующий этап -- "торг".
Это самый мозговыносящий этап. Я понял, что поздно беситься и причитать. Надо выходить как-то из этого положения. И я стал "выходить". Я начал торговаться со своей зависимостью. Мною придумывались всевозможные схемы "умеренного" пития. Я искренне считал, что смогу найти такую волшебную схему употребления алкоголя, что все мои беды, которые приносило пойло, закончатся и я заживу нормальной жизнью. Я разрабатывал одну схему за другой (пить только по пятницам, пить не больше такого-то количества, пить только пиво (на этом этапе я и закончил) и массу других вариантов "нормального" пития. И разумеется, все эти схемы ломались одна за другой. Каждая из них постепенно подводила меня к запою и уверенно зашвыривала меня в него с головой. Когда я в очередной раз приходил в себя, я думал что это "не моя схема" и начинал придумывать другую. Сколько их было перепробовано, сказать не могу. Это невозможно. На одном пиве их было десятка полтора-два. Приведу цитату Стеценко. Он наиболее доходчиво объяснил суть "торга"

"... В таком случае начинается третья, и самая страшная фаза – торг. Эта стадия действительно самая страшная, хотя бы потому, что самая длительная. Большинство алкоголиков умирают, продолжая торговаться, так и не сумев пойти дальше. Торг – это то, что чаще всего приходится видеть врачам.
На этом этапе больные определяют свое состояние, используя лексические увертки: «Я, наверное, алкоголик, но еще не хронический» или «Я бытовой пьяница».
Торг идет во всем, не только в определении. Строятся, постоянно меняющиеся, схемы употребления (только три рюмки, только вечером, только по праздникам). Схемы рушатся, как замки из песка, но, вернувшись в гнев, больной начинает опять торговаться за следующую схему. Интеллект при этом работает с бешеной скоростью, принося только новые потери…
О потерях хотелось бы рассказать подробнее. Дело в том, что во время торга человек может потерять, и зачастую теряет все. Абсолютно все: деньги, здоровье, любовь, веру, уважение. Этот торг бессмыслен, поскольку бесполезно торговаться с существом, лишенным морали. Алкоголизм – существо из другого мира, там, в преисподней, нет понятий добра или зла. Торговаться с зависимостью так же бестолково, как читать проповеди комарам, о том, что нехорошо кусаться. Болезнь точно решила высосать тебя до последней капли, и никакие аргументы ее не убедят. Алкоголик играет в адскую рулетку, проигрывает, но продолжает делать ставки. Потерять все ему помогает услужливая логика: «Если я проиграл 10 раз, значит, в 11-й выиграю точно!»
На этом пути у человека появляется опасное ощущение, что он все-таки что-то делает. На вопрос: «Как дела?» он отвечает: «Пока плохо. Недавно опять был запой, но я работаю над проблемой». Он уверен в том, что проиграл битву, но не войну. Знания, которые его интересуют, касаются либо технологий употребления (так называемая культура пития), в чем ему «помогает» реклама и «опыт» друзей. Либо поисков оправданий: почему я пью неправильно? Здесь, к сожалению, огромную «медвежью услугу» оказывают психологи, астрологи и прочие консультанты, начинающие разговор с фразы «никакой вы не алкоголик…» Как часто приходится видеть людей, использующих интеллект для построения алкогольного алиби: «у меня стрессы», «кризис Мартина Идена», «тяжелая работа, на которой все пьют». Всех не перечислить. Поражает наукоподобие этих объяснений.
Но, тем не менее, алкоголизм продолжает собирать свою страшную жатву. Больной отдаст все, даже то, что спрятал «на черный день». Отдаст сам, придя на это сатанинское капище, и принеся в жертву.
Самое страшное, это то, что утрачиваются духовные ценности. То, ради чего человек мог бы бросить пить. Очень типично, что алкоголик пытается бросить пить ради семьи. Когда он это заявляет, он не врет! Он действительно любит жену, детей. Какое-то время он находиться в сухой паузе, как правило, бешено работает, чувствуя себя виноватым. Вроде все получилось. Но, через несколько месяцев, когда воля болезни возьмет верх, снова повторяется срыв. Пытаясь объяснить самому себе, что же произошло, больной приходит к выводу: «у меня плохая семья». Ради этой семьи он уже не бросит пить никогда. Сколько бы раз он потом не создавал семью, ему каждый раз придется находить в ней изъяны, для того, чтобы пить.
Если бросает пить ради работы, окажется что и профессия неинтересная. Ничего не останется, вся жизнь будет прожита зря. Окажется, что единственный выход – это напиться.
Ни в коем случае нельзя бросать пить ради того, что дорого! Придется изгадить самое ценное, для оправданий. Будет больно, непонятно, но все равно придется. Уже упоминалось, что такие решения принимаются только ради себя, для себя, потому, что пришел к такому убеждению!
Торгуясь ежедневно в течение двадцати-тридцати лет, пациент начинает приобретать «стигмы» ремесла. Так же, как сапожника можно узнать по сутулости, учителя по голосу, а милиционера по взгляду, и у торговца есть характерные черты.
Во-первых, в торговле не бывает веры. Нельзя брать выручку в конверте, надо пересчитать. Если принесли коробку – пусть откроют. Так же и алкоголик не верит на 100 процентов никогда и ни во что. Если ему показать человека, который бросил пить, и не пьет уже 5 лет, «торговец» сделает для себя выводы: или пьет, но незаметно, или вообще не пил, так, как я, или скоро напьется. Трудно поверить, что есть лечение, помощь, если не веришь в результат.
Во-вторых, в торговле всегда есть третий выход. С самого начала торговля была искусством поиска компромиссов. Если торговец не сумеет решать проблему не так, как нужно, а так, как можно, ему не получить выгоды. Хорошо это или плохо? Для торговца хорошо, для алкоголика – плохо, ведь предметом торга выступает его жизнь. А «заказчиком» – существо, более могущественное, чем он. Существо, уже погубившее не один миллиард людей. Но поиск третьего пути занимает ум больного полностью. Даже в разговоре на эту тему больному очень трудно ответить «Да» или «Нет». Все крутиться вокруг «вероятно», «может быть», «предположим», «а что если вдруг…»
В-третьих, торговец свято верит в языческое чудо. Обязательно когда-нибудь подвернется нужная сделка, я себя поведу правильно, и тогда размер барыша будет таким, что мне хватит на всю оставшуюся жизнь. Но для этого нужно соблюдать ритуалы: «первый покупатель – мужчина», «деньги из рук не брать», «говорить нужные слова» и т.д. Если речь идет о продавце – это просто забавно. Воспринимается как древние обычаи, смешные и бестолковые. Если продавцу хочется в это верить – пусть. Совсем другой оборот это явление принимает у алкоголиков. Эти пациенты совершенно искренне уверенны в том, что есть «кремлевские» таблетки «от запоев» (не от алкоголизма, а именно от запоев). Они постоянно ищут какие-то добавки, травы, колдунов. Уверенность в том, что если поискать «как надо» – найдешь то, о чем никто не знает, приобретает формы сверхценных идей.
Погружаясь в торг все больше и больше, человек становиться уверенным в том, что он стал специалистом. Наиболее типичная фраза: «Доктор, мне рассказывать ничего не надо. Я все знаю!» Наивность суждения больному не видна, поскольку он действительно прошел огромный путь, очень устал, но двигался по кругу. Так никуда и не ушел, все потерял, ничего не найдя. Как может человек узнать что-то новое, если он уверен, что знает все?! Путешественнику для того, чтобы отправиться в путь, нужно предположить, что он не везде побывал. Так же и алкоголик сможет что-то понять, только если поймет, что он что-то не понимает.
Во время торга бывают ситуации временной сухости. Это не трезвость, а именно сухость, поскольку до решения еще далеко. Это ситуация, когда человек уже потерял практически все, но здоровье еще осталось. Брать с него нечего, но он может заработать. И тогда алкоголизм его как будто отпускает. Человек вдруг решает, что не будет пить год или два, и не пьет. Работает, обзаводиться друзьями, появляется семья. Как правило, все считают, что он больше никогда и не выпьет. Хотя в разговоре на эту тему сам алкоголик предполагает, что рано или поздно он все-таки сможет выпить. Конечно, не так, как раньше, но скоро обет закончится. Слово сможет и является тем подводным камнем, о который разобьется это судно. Он не сможет не выпить. Ведь веревка на шее осталась! И когда «нагуляешь бока», тебя опять потянут, и вынужден будешь прийти и опять оставить все.
Мало кому удается завершить торг при жизни. Большинство больных умирают, продолжая торговаться, но если все-таки торг завершился, больной переходит к самой неприглядной ситуации – к унынию... (с)"

Собственно, уныния как такового у меня не было, а может мне это кажется. Я уже во время торга четко знал, что я алкоголик. Поэтому фаза уныния, да и последний из этапов -- "примирение" у меня слились воедино. И, к своему счастью, я был уже на форуме, где получил нужную поддержку и главный джек-пот -- эту самую книгу, цитату из которой я привел выше. Она дала тот самый, необходимый мне пинок, после которого я понял, что это не я хочу пить, а тот "второй я", моя больная часть сознания навязывает мне пьянку, стремясь как можно более жестоко и извращенно уничтожить меня.  А поскольку я вообще не терплю, когда мне кто-то что-то навязывает, это и было тем озарением, которое возмутило меня до глубины души и дало возможность принять решение -- я не дам больше этой твари даже малого повода...
Так и началась моя история трезвости.

НОВЫЙ ФОРУМ

Всем привет!  Жить вообще некогда, забежал сказать пару слов о новом форуме , который мы затеяли, как продолжение сайта Трезвеем.ру ....